ПОДІЛИТИСЯ

Днипро – Два с половиной года шахтёр-переселенец из бывшего Тореза (ныне Чистяково) судился с чиновниками, чтобы доказать своё право на инвалидность. У переселенца с Донбасса, который сейчас живёт на Днепропетровщине, есть все документы, доказывающие, что свои хронические заболевания он «нажил» за два десятилетия работы под землёй. Не хватало только одного документа – с шахты, оставшейся на оккупированной территории. Суд в Днипре встал на сторону горняка и запретил чиновникам требовать с него этот документ. Между тем правозащитники говорят, что «дело Бугаёва» – это прецедент для многих бывших работников предприятий, которые находятся на неподконтрольной Киеву территории.

Бывший крепильщик Николай Бугаёв на государственной шахте в тогдашнем Торезе проработал 24 года. Там, из-за вредных условий, пыли, жары и тяжёлых физических нагрузок 53-летний мужчина «нажил» целый букет профзаболеваний – болезни лёгких, позвоночника, сердца. Согласно выводам врачей, ему положена инвалидность 2-й или 3-й группы. Если бы не начало боевых действий на Донбассе, мужчина давно бы оформил статус и начал бы получать выплаты. Ведь все медицинские справки у него на руках.

Но для оформления инвалидности переселенцу не хватает одного документа – акта П-4 об условиях труда на шахте «Прогресс» (ГП «Торезантрацит»), где он работал. Это предприятие сейчас – на неподконтрольной Киеву территории. И получить акт невозможно.

«В Киеве я обратился в Держпрацю, меня отправили в Фонд соцстрахования. Оттуда меня снова направили в Держпрацю. А отсюда – снова… Они меня три раза футболили туда-сюда. Они не знали, что со мной делать. Отписки. «Собирайте данные» о болезни. Но ведь есть министерство, шахта была государственная, должны же быть документы. Шахты работали? Работали. Отчисления во все фонды шли? Шли. Значит, где-то есть вся эта документация об условиях труда», – рассказал Николай Бугаёв.

Доступа к шахте нет, но акт нужен?

Мужчина намотал несколько кругов между инстанциями в Днипре и Киеве, в каждой получив отказ и рекомендацию обратиться в другое ведомство. Он предлагал чиновникам составить недостающий акт, обследовав шахту с похожими условиями труда на территории, подконтрольной Киеву. Но тоже получил отказ: глубины шахт разные.

Чиновники предоставили Бугаёву кипу документов. Ответы были стандартными: доступа к шахте нет, вопрос об инвалидности можно будет решить только после окончания боевых действий.

Тогда бывший шахтёр с помощью правозащитников обратился в суд. Чиновники предоставили свои возражения на иск в письменной форме.

Теперь Бугаёв надеется, что сможет получить свой статус и соцвыплаты, которые государство ему уже задолжало за несколько лет. Надеется, но немного сомневается. Дело в том, что решение суда ему отдали на руки буквально в эти дни, хотя, как оказалось, оно было принято ещё в прошлом году. Истца тогда никто не проинформировал. Да и самого текста документа до сих пор нет в Едином реестре судебных решений.

«Дело Бугаёва» – это прецедент

Правозащитники отмечают, что «дело Бугаёва» – это прецедент для многих бывших работников предприятий, которые остались в оккупированном Донбассе. Теперь все они смогут ссылаться в судах на успешный опыт своего коллеги.

Юрист общественной организации «Правозащитная группа «Січ» Ксения Онищенко говорит: «Это прецедент в нашем праве. Суд признал, что данный порядок можно не соблюдать, а именно – не требовать от пострадавшего лица этот акт П-4, если нет доступа к предприятию, нельзя зайти на предприятие и получить акт обследования. Суд также признал противозаконными действия чиновников и приказал выплатить ему соцвыплаты в связи с полученными профзаболеваниями».

В то же время юрист считает: в Украине назрело внесение изменений в законодательство, которые упростят процедуру оформления инвалидности для людей, работавших на предприятиях, которые сейчас – в оккупации.

«Я думаю, что таких людей, как Николай Бугаёв, очень много. И я надеюсь, что государство обратит на них внимание и внесёт изменения в порядок, чтобы с них не требовали документ, который получить невозможно», – сказала Радио Свобода Ксения Онищенко.

По данным экспертов, на оккупированной территории части Донбасса осталось 60 государственных шахт, более половины из них затоплены водой и не пригодны для добычи угля.

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу. Якщо ви живете в ОРДЛО і хочете поділитися своєю історією – пишіть нам на пошту Donbas_Radio@rferl.org, у фейсбук чи телефонуйте на автовідповідач 0800300403 (безплатно). Ваше ім’я не буде розкрите).

 

https://www.radiosvoboda.org/a/donbass-realii/29906325.html?fbclid=IwAR27sODi61IkxORrEXHoTAwvD6w10O-di0czrFV1Y8uF987SNAz8FXtdMYM

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

Будь ласка, введіть свій коментар!
Будь ласка, введіть своє ім'я тут